Школа межэтнической журналистики
Ни к селу, ни к городу
Почему россияне и иностранцы едут в деревню?
«Хорошо, там, где нас нет» - это не про село Цевло. Один раз попав сюда, люди решают остаться здесь надолго. Молодые ребята разных национальностей выбирают село вместо города, их тянет к той чистоте и идентичности, что обитает в глубинке.
Село Цевло, расположенное в самом бедном регионе России, в Псковской области, пользуется популярностью у молодежи из самых разных регионов страны и даже других государств. Сюда едут из Ямало-ненецкого автономного округа, Новосибирской области, Санкт-Петербурга, Москвы, из Японии и Испании и этот список пополняется каждый год. Почему же глубинка так привлекает не только россиян, но и иностранцев?
«Тут все по-другому, хоть зарплаты и невысокие, зато люди открытые и очень добрые» - рассказывает Елена. Она приехала из Новосибирска в Бежаницы, чтобы работать в Полистовском заповеднике.
В XIX веке здесь было большое имение Креницыных с оранжереями, конюшнями, парком, картинной галереей и на удивление с хорошим техническим оснащением (электрическая машинка, телескоп, микроскоп). До наших дней передовое имение не сохранилось, сгорев в пожаре в конце девятнадцатого столетия.
Сейчас о былом величии имения напоминают лишь вековые липы у озера Цевло. К сожалению, само озеро постепенно зарастает и превращается в верховое болото: по близости когда-то рабоала ГЭС на торфе, из-за которой и осушили торфяники.
Другая девушка – Алена – переехала из Подмосковья. Она устраивает летние школы для местных ребятишек, собирает волонтеров, организует мастер-классы. Приехавшие на каникулы студенты-волонтеры подтягивают ребят по учебной программе. Местные жители в стороне не остаются и с удовольствием проводят мастер-классы по приготовлению традиционных блюд.
Как сохранить клюкву до следующего года и сколько видов варенья можно сделать из одного вида ягод? Как лепить пирожки на масле? На все эти вопросы теперь знают ответ не только местные ребятишки, но и волонтеры Ая из Японии и Гильермо из Испании. Они с большим интересом лепили русское национальное лакомство под чутким руководством местной мастерицы. Все приготовленное гости и хозяева с аппетитом съели.
После угощения детвора разбежалась по своим детским делам: бегать да играть. Глядя на них, невольно задаешься вопросом: где они учатся, если рядом школа давно закрыта? Оказывается, во время учебного года большинство из этих ребят живет в городе. А в самом селе остаются только две девочки, которые вынуждены каждый день ездить в школу в соседнем поселении городского типа Красный луч. В былые годы ученики пешком ходили в ближнюю школу. Здание и сейчас стоит, но в нем располагается Краеведческий музей. Кстати, именно здесь летом волонтеры и студенты проводят занятия с детьми.
Приезжих тут много, но коренных жителей все-таки больше. Например, Дмитрий, сотрудник Полистовского заповедника, который сопровождает рейды по особо охраняемой территории, учился в ныне закрытой Цевельской школе. Работники заповедника проводят мониторинг состояния окружающей среды, в том числе – фенологические описания.
Начинается рейд работников заповедника всегда одинаково: к воротам научной станции подъезжает вездеход и отвозит к месту с кодовым названием «деревня Несвино».
Мы пытались подъехать к этой «деревне» на внедорожнике, но машина до места не доехала и остановилась у опушки. «Приехали!» - сказал водитель. Оказалось, что от деревни осталось только название. Нас сопровождали два Дмитрия, сотрудник заповедника и научный работник из Санкт-Петербурга. «Так положено по инструкции, ходить вдвоем безопаснее»,- отметил молодой человек и что-то записал в журнал полевых наблюдений.
По пути в самое сердце заповедника нам приходилось пробираться через топи и заросли. Когда вышли на очередную опушку, Дмитрий сказал, что пред нами еще одна деревня, вернее место, где находилась деревня. После экскурсии остался осадок в душе: когда-то здесь было много домов, жили люди, а теперь лишь поляна с разнотравьем и редкими плодовыми деревьями – яблонями и сливами, которые жители деревни посадили еще в прошлом веке. Это все, что осталось от былых садов и огородов.
Вот мы дошли до болота. Здесь есть ягоды, водяника, сфагнум, огромные, мягкие болотные кочки. Ноги погружаются в мягкую подушку, от обуви остается вмятина, которая тут же заполняется водой с запахом клюквы, ее можно пить.
За соблюдением требований охранного режима следит другой сотрудник - Михаил. Он расставляет фотоловушки на зверя, отслеживает и ловит нарушителей. Проезжая мимо места работы научных сотрудников близ деревни Гоголево, мы познакомились с еще одним невероятно интересным жителем этих мест – хозяином дома на острове. Его путь домой не похож на дорогу простого дачника к своей обители. Приехав на мотоцикле, он подпирает его палкой и оставляет в зарослях травы, потом на лодке переплывает водоем и идет к своему домику. Здание производит впечатление: словно вышедший со страниц сказки, домик стоит меж ручьев, перед ним - пасека и маленький сад.
«Вы как раз после медведя приехали» - отметил парень лет 25 и показал нам следы озорства косолапого.
«Наелся меда и вот туда пошел - показал он в сторону кривеньких тропинок в высокой траве, - это все его лап дело, хотел еще с собой улей утащить, да не смог через топь перенести».
Как видно, хозяина этого экоподворья не пугает ни соседство с диким зверьем, ни трудные условия проживания.
Здесь нет связи, кругом километры болот с медведями, белыми цаплями и клюквенными кочками. Зато есть неведомый магнетизм, который притягивает людей из разных уголков планеты. Попадая в такие места, как село Цевло и деревня Гоголево, испытываешь чувство безграничной свободы. Разве городское благополучие сравнится с колоритностью русской деревни?
«Какая польза человеку, если он весь мир приобретет, а душе своей повредит» - местные жители понимают смысл этого изречения, как никто.

Здесь нет связи, кругом километры болот с медведями, белыми цаплями и клюквенными кочками. Зато есть неведомый магнетизм, который притягивает людей из разных уголков планеты.
Текст и фото Анастасии Онавериной
Made on
Tilda